сентябрь
октябрь
ноябрь
03
пн
04
вт
10
пн
11
вт
12
ср
13
чт
17
пн
18
вт
24
пн
30
вс
31
пн
01
вт
02
ср
07
пн
10
чт
14
пн
21
пн
28
пн

ИЗ ЦИКЛА #САЛЮТПОБЕДЫ. «В ПАМЯТИ ТОЛЬКО ЭПИЗОДЫ ВОЙНЫ»

01 мая 2020

В памяти только эпизоды войны…

Вспоминает Ульяна Филипповна ЧУГУЕВСКАЯ, хормейстер театра

 

1943 год, мне 5 лет… Живем в землянке с соседями, березовая роща и густой кустарник. В Латвии хутора, своя земля, свой скот, колхозы будут только где-то с 1947 года.

Мама крадучись печет хлеб в нашем доме, идти до него километра полтора. Взяли меня с собой. Испекли хлеб, идем назад в землянку по высоко заросшей травой канаве. Вдруг над нами начался воздушный бой. Мама крикнула «Бежим!» и побежала, а я упала в траву. Мама вернулась, упала со мной рядом. Один самолет загорелся и упал далеко от нас. В 50-х годах этот самолет подняли из трясины, оказалось, что экипаж его был женский.

Папу арестовали за связь с партизанами, он сидел в концлагере Саласпилс, там же были расстреляны два моих дяди.

Сестра Нюра до конца войны была узницей концлагеря Дахау, в Германии. Она нарисовала план побега наших военнопленных из крепости.

Старший брат Сима воевал в Красной армии, дошел до Берлина, не был ранен, только пулей пробило шапку-ушанку.

Немцы приезжали, как я помню, один раз. Забрали овец, поросят и маленькую собачку. Мы плакали, они смеялись и угощали нас карамельками.

Мама с младшими, которых было пятеро, как могла сохраняла наш хутор. Сеяли хлеб, выращивали картошку, косили сено. А всего в семье было девять детей. Боев не было, хутор наш был в глухомани, дороги проселочные, в дождь грязь непроходимая, основная дорога далеко в стороне.

Помню эпизод где-то в 1944 году. Братья бегали в лес, приносили боеприпасы, прятали в пчелином домике. Мама узнала, сложила все в передник, взяла в руки прут и понесла все топить в болотину. Братья шли сзади и настойчиво просили отдать. Мама выбросила все в середину топи, а братья долго пытались баграми и граблями достать все выброшенное. Бесполезно! Были случаи, когда дети калечили себя, бросая в костер патроны, дымовые шашки.

После войны разбойничали «лесные братья», по ночам воровали скот, грабили магазины, убивали партийных работников и учителей. Мы рано закрывали двери, тушили лампу или фонарь. Если долго лаяла собака, мама поднималась на мансарду и из ружья стреляла в окошко.

В конце 1944 года сгорел наш дом, и мы жили в хлеву. Хлев был большой, потому что было много скота до войны, и половину строили под дом с мансардой. Зимой там было очень холодно, все тепло уходило в трубы.

Электрический свет первый раз я увидела в школе, когда привозили кинопередвижку. Тогда же я впервые увидела кино – фильм «Белый клык». В школу ходили за три километра.

А какие были снега! Иногда с сестренкой в снегу запурхаемся и возвращаемся домой замерзшие, в слезах!

А потом нас вывозили в Сибирь. И это была уже новая, не менее жуткая страница нашей жизни.

Поделиться: