октябрь
ноябрь
декабрь
01
вт
02
ср
07
пн
10
чт
14
пн
21
пн
28
пн
05
пн
06
вт
08
чт
12
пн
15
чт
19
пн
27
вт

ИНТЕРВЬЮ: «ЗАВОД ПО ПРОИЗВОДСТВУ ВОЛШЕБСТВА»

24 марта 2022

Сверкающие огни, звуки оркестра, красивые костюмы, изящная хореография и яркий вокал, магия балета и феерия оперетты — все это музыкальный театр, который так любят зрители. Что же происходит за его кулисами, как и кем создается это сценическое волшебство, чем жил Иркутский областной музыкальный театр имени Н. М. Загурского в 2019-м, какие события стали для его коллектива самыми значимыми в этом году? Об этом мы поговорили с директором театра Татьяной Мезенцевой.

— Театр — это производство, небольшой завод, — говорит Татьяна Никифоровна. — Зритель видит сказку. На самом деле, для того чтобы создать это волшебство, мы занимаемся самыми приземленными делами: покупаем фанеру, гвозди, линолеум. Занимаемся ремонтом. Строгаем мебель. Директору постоянно несут сметы, договоры, счета. Каждый день приходится решать самые разные задачи: кто-то замерзает в гримерке, у кого-то в кабинете сломался замок… Но в конечном итоге мы все — все службы театра — работаем на зрителя. И когда приходишь на спектакль, испытываешь удовольствие, отдыхаешь душой. Все остается позади — нервы, беготня, цейтнот. А на сцене перед тобой — прекрасный результат совместной работы.

— Что, по-вашему, необходимо для того, чтобы такой большой коллектив работал слаженно и продуктивно, мог решать самые сложные творческие задачи?

— Для этого, как и в любом коллективе, нужна команда единомышленников. И каждый в этой команде должен выполнять свою работу качественно, на совесть. Ведь у нас действительно большой театр, состоящий из множества цехов. Это творческие цеха: балетный, актерский, оркестровый, хоровой. Кроме того, технические подразделения: монтировочный, осветительский, звуковой, бутафорский, реквизиторский, гримерно-постижерный.

Мы выпускаем по пять спектаклей в сезон, и для каждого шьем по 200-300 костюмов. Ведь, как правило, в постановке актеры несколько раз переодеваются. Костюмов скопилось так много, что из них можно без труда воздвигнуть многоэтажную башню. И все эти цеха работают слаженно, потому что начальники подразделений — профессионалы своего дела, умеют организовать процесс. А иначе никак: в театре все зависят друг от друга. Подготовка вечернего спектакля начинается с 11 утра. Сначала выходят монтировщики, затем осветители, потом настраивают звук, после актеры пробуют микрофоны.

— Как и у каждого коллектива, у Иркутского музыкального есть свои сильные и слабые стороны. И вам, как руководителю, они известны лучше других…

— Самая большая наша проблема — кадры. У нас не хватает музыкантов. Многие служат у нас по совместительству, имея постоянное место работы в Губернаторском оркестре Иркутской областной филармонии. Не хватает в труппе артистов хора и артистов балета. В балетных постановках танцуют артисты хора: они у нас подвижны, пластичны. У нас в актерском цехе мало мужчин. Поэтому бывает, что в месяц исполнитель вынужден играть 15-16 спектаклей. А это очень большая нагрузка. В прошлом году в Германию в Deutsche Oper Berlin уехал тенор Андрей Данилов. Подписал контракт на два года. Мы очень рады за Андрея, хотя для нас это ощутимая потеря. Но наша труппа пополнилась новыми именами. Так, в прошлом году у нас появился молодой способный вокалист Никита Мещеряков. В этом году из Тюменской филармонии в театр приехал Виталий Савельев. У него прекрасный баритон. Сейчас мы их вводим в спектакли.

— Тем не менее, несмотря на кадровые сложности, спектакль «Две королевы», поставленный главным режиссером Анной Фекетой, вошел в лонг-лист Российской национальной театральной премии «Золотая маска».

— Да, спектакль включили в список самых заметных премьер 2017-2018 годов. Для нас это первый такой опыт. В экспертный совет «Золотой маски» присылают тысячи спектаклей со всей России. И из этого количества эксперты выбирают самые заметные постановки и рекомендуют их зрителям. К нам тоже приезжали эксперты. Нет ничего удивительного в том, что спектакль «Две королевы» не остался незамеченным. Это красивая, масштабная, мощная работа, современная опера с самобытными декорациями, потрясающими костюмами. Критики отметили костюмы, сценографию, созданную на сцене атмосферу той эпохи. Ну и, конечно, в первую очередь отметили прекрасный сценический дуэт Анны Рыбниковой и Александры Гаращук, их вокал и драматическую игру, также много хороших отзывов было об артистах хора и балета.

— Насколько мне известно, Анна Рыбникова и Александра Гаращук пришли в театр в 1999 году, как и многие другие актеры…

— Верно, тогда из нашего театрального училища, с курса Натальи Печерской в труппу пришли 8 человек, которые теперь составляют ее костяк. Молодые исполнители выросли в крепких профессионалов. Вообще, у нас многие работают долгие годы. Случайные люди в театре не задерживаются. Но нужна свежая кровь. Нужна молодежь. Мы, например, давно хотим вернуть в репертуар «Летучую мышь», но у нас просто нет актеров на ведущие роли. Однако, как ни парадоксально, с нашей небольшой балетной труппой в 27 человек в этом году мы выпускаем классический балет «Щелкунчик».

— Дмитрий Проценко — хореограф театра «Русский балет», под руководством которого проходили репетиции, сказал, что поставить такое количество людей «на пальцы» непростая задача. Что он имел в виду?

— В постановке много танцев в технике «на пуантах». Не все наши артисты балета владеют ей. В «Щелкунчике» много сложных танцев. Исполнители, конечно, волновались, переживали, но, как отметил Дмитрий Проценко, с задачей справились. В прошлом году совместно с театром «Русский балет» мы поставили два одноактных спектакля: «Дон Кихот» и «Шахеразаду». Возможно, сотрудничество с театром Вячеслава Гордеева продолжится и в 2020 году. В этом году репертуар театра пополнился музыкальной драмой «Монте-Кристо. Я — Эдмон Дантес» и классической опереттой «Принцесса цирка». Эксперты, приезжавшие в Иркутск на Байкальский театральный форум, отметили прекрасный голос нашего солиста Гейрата Шабанова.

— Ваш театр был организатором Байкальского театрального форума?

— Да, мы приглашали различных специалистов: по актерскому мастерству, хореографии, сценической речи, гриму, бутафории… Эксперты из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска проводили мастер-классы, семинары, круглые столы, читали лекции. Приглашали мы и критиков, которые делали профессиональные разборы спектаклей. Мероприятие проводилось впервые, и многие участники сошлись во мнении, что такие форумы надо проводить регулярно. Ведь «театралам» важно быть в курсе новых тенденций.

— Наверное, труппе важно и выезжать в другие города. В этом году вы побывали на гастролях во Владивостоке. Наверное, сложно путешествовать такой большой командой?

— Это целое дело! Если, к примеру, драмтеатр (30-40 человек) выезжает в турне налегке, захватив с собой только чемоданы (декорации вполне можно подобрать на месте), то мы везем с собой шесть контейнеров с декорациями, костюмами, оборудованием, инструментами, реквизитом. Весьма дорого отправить на гастроли такой большой коллектив. Но гастроли артистам необходимы. Они стимулируют и мотивируют, дают возможность показать себя, «опробовать» свое мастерство на незнакомой публике. В Иркутске многие зрители ходят на своих любимых актеров, дарят им цветы после спектаклей, устраивают овации, стоит кумиру лишь появиться на сцене. В другом городе все не так. Надо суметь завоевать расположение публики за довольно короткий срок. За две недели во Владивостоке наши исполнители заслужили любовь зрителей. На всех спектаклях были полные залы, с удовольствием ходили и на мюзиклы, и на оперетту. И журналисты отмечали чудесные голоса наших вокалистов, красивые декорации, актерское мастерство наших солистов. Также мы побывали в Усть-Куте, куда привезли детскую музыкальную сказку «Кот в сапогах» и гала-концерт. На будущий год планируем поездку в Зиму. Артисты после гастролей всегда довольны и полны впечатлений.

— А еще говорят, что артисты любят розыгрыши. Поэтому за кулисами случается много забавных историй…

— Однажды один начинающий артист балета принес мне заявление: «Прошу оплатить мне пыльные». Это коллеги его разыграли, сказали, мол, а ты что, не написал заявление на получение пыльных? Мы же танцуем, прыгаем, пыль летит. Руководство должно нам доплачивать за «вредность». Весело у нас проходят и «боевые крещения». Например, во время репетиции премьерного спектакля у одного из новичков никак не складывался образ. Молодой артист волновался, из-за чего никак не мог отработать свою сцену. Тогда кто-то из «старичков» заявил: «Ну, всё, ты потерял «зерно» роли!». И тут началось… Это самое «зерно» искали всем театром. Артисты высказывали соболезнования в связи с его пропажей, предлагали помощь в поимке вора… А те, кто не хотел подключаться к расследованию, просто оставляли настоящие зернышки в гримерке. Эта тема так прижилась, что теперь каждый раз, когда кто-то не в форме на репетициях, все интересуются, а все ли в порядке с «зерном» роли? И еще забавная история. В спектакле главную женскую роль исполняет молодой актер. В спектакле он носит женское платье. Как-то артист зашел к костюмерам и говорит: «Вы бы не могли мне подобрать бюстгальтер? А то коллеги интересуются, где же у меня грудь!».

Екатерина Санжиева для Восточно-Сибирской Правды, 2019

Ссылка на интервью

Поделиться: