Дмитрий Проценко о «Щелкунчике»: «Здесь с первых тактов начинается волшебство»

13 и 14 декабря 2019 года в Иркутском областном музыкальном театре им. Н. М. Загурского состоится премьера балета Петра Ильича Чайковского «Щелкунчик».  

Канун Нового года – прекрасное время. В эти дни  нам всем, независимо от возраста,  очень хочется верить в сказку, в новогодние чудеса, в исполнение желаний. «Щелкунчик» пропитан этим необыкновенным чувством; поэтому неудивительно, что, начиная с первой премьеры в 1892-м году, он не сходит с мировых подмостков. Новый год – не Новый год без этой удивительной музыки, а Рождество – не Рождество.

Работа над «Щелкунчиком» стала очередной вехой в сотрудничестве Иркутского музыкального театра и театра «Русский балет» под руководством народного артиста СССР Вячеслава Гордеева. В прошлом году результатом этого творческого взаимодействия стали два прекрасных одноактных балета «Дон Кихот» и «Шахеразада», и вот теперь – новый совместный проект.

Наш собеседник –  представитель театра «Русский балет», заслуженный артист РФ, лауреат международных конкурсов, педагог, хореограф, Дмитрий Проценко, под руководством которого проходят репетиции балета.

– Дмитрий, «Щелкунчик» в Иркутске знают и любят. Его уже ставили в нашем театре, и не раз его привозил театр «Русский балет». Чем отличается  последняя постановка?

– Отличий довольно много; можно сказать, что это совсем иной спектакль, ведь каждый хореограф, работая над балетом, вносит что-то своё. Несмотря на то, что мы оставили почти без изменений либретто Петипа и Вайонена,  некоторые мизансцены в нашем балете  решены постановщиком Вячеславом Михайловичем Гордеевым совсем по-другому.

Оригинально, в несколько ином по сравнению с Петипа, ключе, решены сцены первого акта. В нашей постановке главное действующее лицо –Дроссельмейер, сказочник. Обычно Дроссельмейер – весельчак и затейник, но в нашем спектакле он решен более сложно. Он первым появляется на сцене и служит главной движущей силой всех чудес и превращений.

Образ Маши тоже развивается на протяжении спектакля; она взрослеет, и в конце это уже не девочка, а девушка. Усложняется и образ Щелкунчика, хотя внешне история его традиционна – сначала это «кукла», которую Дроссельмейер кладет в мешок,  потом кукла превращается в принца. В целом это не такая уж детская история, достаточно внимательно вслушаться в адажио, например. Кроме того, в этой постановке несколько иначе расставлены драматические акценты.

– Что Вы имеете в виду?

– Например, мыши. Их роли исполняют не дети, как обычно, а взрослые  артистки балета. Срабатывает эффект контраста:  мыши больше солдатиков, выше ростом, и это добавляет драматизма. А солдатики – ребята из детской балетной студии. Они маленькие, но стойкие – в огне не горят, в воде не тонут.

– В сценографии, в световом сценарии, в костюмах и декорациях тоже будет что-то новое?

– Конечно, балет в целом оформлен совершенно оригинально, начиная со света и заканчивая сценографией. У этого спектакля несколько планов, и сама их смена очень интересна: комната Дроссельмейера, улица, потом праздничный зал, где проводится ёлка, потом зимний лес, и, конечно, сказочная страна, где оживают сласти. Интересны контрасты, динамика. В массовых сценах мы задействуем хор, и это придает действию колорита. Наконец, еще одно важное  отличие  «Щелкунчика» в Иркутском музыкальном театре – живая музыка, живой оркестр.  Фонограмма, под которую идут привозные спектакли, такого волшебного эффекта дать не может. Вообще, любой спектакль, даже перенесенный с одной сцены на другую с доскональной точностью, иначе выглядит, а тут – всё другое.

 – Как проходили репетиции балета? Ведь «Щелкунчик» – непростая задача для любого театра.

 – Репетиции шли хорошо, хотя поставить «на пальцы» такое количество артистов бывает непросто. Многие поначалу волновались.

– Но «Дон Кихот», который Вы поставили в нашем театре в прошлом году, – тоже «пуантовый» балет?

– Да, но там меньше действующих лиц, и танцы, в основном, характерные. В «Щелкунчике» хореографические задачи сложнее, особенно в дивертисменте. Каждый танец в Щелкунчике – маленький бриллиант и по красоте,  и по сложности.  А вершина балета – адажио, па-де-де; это высшая смысловая и эмоциональная точка спектакля. И труппа с этой непростой задачей справилась отлично.   

– Хореография по сравнению с Петипа тоже изменена? И в какую сторону?

– Иногда хореографы идут по пути усложнения. Мне кажется, это неправильно, нужна золотая середина. Мы делаем хореографию максимально понятной для восприятия. Адаптация (конечно, не в ущерб спектаклю) неизбежна, –  ведь хореограф  всегда адаптирует замысел постановщика под особенности труппы. Любой танец ставится под определенного исполнителя, с учетом его ритмических и физических данных. Нет двух одинаковых танцовщиков, поэтому все балеты в разных театрах неизбежно отличаются.

Но есть и общее (улыбается): я ни разу не видел, чтобы «Щелкунчик» не пользовался успехом. Это удивительный  спектакль;  здесь с первых тактов музыки  начинается волшебство.  

 

ПОСТАНОВОЧНАЯ ГРУППА:

Хореограф-постановщик           

 Народный артист СССР Вячеслав Гордеев (Москва)

 

Репетиторы по балету   

Заслуженный артист России, лауреат Международных конкурсов

Светлана Устюжанинова (Москва)

Заслуженный артист России Дмитрий Проценко (Москва)

 

Дирижер-постановщик   

Виктор Олин

 

Сценография      

Дмитрий Короленко (Москва)

 

Видеографика  

Павел Суворов (Москва)

 

Художник по костюмам   

 Екатерина Яковлева (Москва)

 

Художник по свету   

Заслуженный работник культуры РФ Галина Мельник

 

Дирижер    

 Михаил Тарасов

 

Хормейстеры  

Наталья Ладыгина

Ульяна Чугуевская

 Ассистенты балетмейстера        

Заслуженная артистка РФ Мария Стрельченко,

Марина Демьяненко

 действующие лица по ссылке 

https://imt38.ru/show/info/201/

 купить билет онлайн

        https://imt38.ru/page/buy_ticket.html

 


Все новости группы