Роли, как дети, все одинаково дороги

Прима-балерина Иркутского музыкального театра им. Загурского Мария Стрельченко - артистка с ярко выраженной индивидуальностью. За свою 17-летнюю сценическую карьеру она создала множество запоминающихся образов. Очередным признанием ее таланта стало полученное в этом году звание заслуженной артистки России. Кстати, пятое за всю историю иркутского балета. О своем отношении к театру и профессии Мария Стрельченко рассказала газете «Областная».

– Когда смотришь на вас на сцене, не возникает сомнений в том, что вы прима театра. В чем секрет вашей индивидуальности?

– Вы знаете, когда человек танцует главные партии, он, безусловно, выделяется. Поэтому никакого особого секрета нет. Спасибо балетмейстеру Людмиле Цветковой, которая в меня верит и дает танцевать большие партии. Но в свое время я прошла весь кордебалет от последней линии до первой. Это хорошая школа, ведь помимо того что ты отвечаешь за музыкальность, грамотность, нужно держать интервалы. Сольные партии в этом смысле гораздо демократичнее. Но ответственность у солиста, конечно, намного выше.

– У вас никогда не было мыслей уехать из Иркутска покорять другие вершины?

– Недавно я вспоминала время, когда только закончила Бурятское государственное хореографическое училище. Была возможность работать в музыкальном театре Краснодара, в оперном Улан-Удэ, поехать в Красноярск, Челябинск. Но я тогда так устала от казенного дома - нашего интерната, где был общий душ, умывальники и туалеты. В семь часов - подъем, в десять - отбой, как в казарме. Я всегда шучу, что у меня восемь лет армии за спиной. Мне хотелось уюта, семьи. Очень соскучилась по родителям. Я полагала, что поработаю в Иркутске годик и уеду куда-нибудь. Потом меня приглашали в Краснодар, где работали мои однокурсницы. Но я опять не захотела жить в гостиничных номерах.

– Многие отрицают даже само понятие «иркутский балет», однако он существует, пусть даже в рамках небольшой балетной труппы.

– Мы и не беремся за такие спектакли, как «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Раймонда», «Баядерка», где нужны балетные труппы минимум 60 человек. Но при этом работаем не только с современным репертуаром. У нас были такие постановки, как «Жизель», «Собор парижской Богоматери», пусть и не в классическом варианте. Я также считаю, что у нас очень талантливый хореограф - главный балетмейстер театра Людмила Львовна Цветкова, которая постоянно развивает труппу.

– А что для вас лично являет собой искусство балета?

– Как-то один балетмейстер, ставивший у нас в театре спектакль, сказал: «Ребята, вы сами выбрали эту профессию и должны до конца нести свой крест». Нужно очень сильно любить танец и хотеть стать балериной, чтобы в 10 лет принять решение - я поступаю в хореографическое училище. Конечно, кому-то везет больше, они живут в городе, где есть училище. У кого-то родители профессионально связаны с театром. У меня все было сложнее, во-первых, я поздний ребенок: когда я родилась, маме было 39 лет, и ей было трудно отпустить меня в другой город. Во-вторых, мои родители не имеют к искусству никакого отношения, поэтому они даже слышать о моей мечте не могли.

– А вы не разочаровались, когда поступили в училище?

– Нет, хотя было тяжело - долгое привыкание, жуткая усталость, постоянное недосыпание. Ведь балет это тяжелый, изнурительный труд. Но я думаю, что те, кто доучился и получил это образование, принимали все как должное. Как говорится, то, что нас не убивает, делает сильнее.

– Кроме работы в театре вы ведь еще преподаете в детской балетной студии и в иркутском театральном училище.

– Балетная студия не относится к системе образования. Это больше для души. А в Иркутском театральном училище я преподаю только азы хореографии будущим артистам музыкального театра.

– Вы танцевали Еву в «Сотворении мира», Марию в «Щелкунчике», Эсмеральду в «Соборе Парижской Богоматери», Золушку, Джульетту, Кармен и многих других, какие из воплощенных образов вам особенно дороги и кого еще вы мечтаете станцевать?

–Делить роли на любимые и нелюбимые все равно что делить своих детей. Они все любимые - выношенные, выстраданные, вдохновенные, одинаково дорогие. А что касается новых ролей, то я пока об этом не думаю. Я нахожусь под впечатлением роли Веры в «Гранатовом браслете», ведь это премьерный спектакль, и я еще в процессе проживания этого образа.

Елена ОРЛОВА


Все новости группы