Проза в танце

Из «Гранатового браслета» Куприна сделали балет

Русская классическая проза не в первый раз вдохновляет постановщиков Иркутского музыкального театра им. Н. М. Загурского на создание спектаклей. «Свадьба Кречинского» по Сухово-Кобылину, «Поединок» по Куприну, «Сорочинская ярмарка» Гоголя, «Сватовство по-московски» по Островскому, даже из романа Алексея Толстого «Гиперболоид инженера Гарина» здесь умудрились сделать мюзикл. Новая премьера - тоже удивляет смелостью создателей. Главный балетмейстер театра Людмила Цветкова отважилась поставить современный балет по повести Куприна «Гранатовый браслет».

Слово «отважилась» здесь неспроста, поскольку отталкиваться было не от чего - бэкграунда по этой теме не существует нигде в мире, а значит, приходилось все делать с нуля: либретто, хореографию, музыку, костюмы, способ передачи текста языком пластики.

Любопытно, что Людмилу Цветкову на мысли о Куприне натолкнули иркутские улочки с их архитектурой. «Осенью прошлого года, ожидая подругу, которая была в парикмахерской, я бродила по этим небольшим улочкам, которые находятся между Карла Маркса и Дзержинского, - рассказала постановщица. - Я прониклась русской стариной, архитектурой, и мне вдруг стало понятно, что я готова поставить спектакль по русской классике. Почему-то в первую очередь мне на ум пришел Куприн, и именно «Гранатовый браслет».

Музыкальная составляющая тоже родилась в Иркутске, ее автором стал 26-летний музыкант Константин Артамонов, играющий на клавишных в местной группе Extrovert, которая занята во всех рок-операх театра. Имеющий только начальное музыкальное образование, он умудрился в содружестве с постановщицей за месяц создать полноценное музыкальное полотно для полуторачасового балета. Несмотря на то, что в самом «Гранатовом браслете» есть отсылки к творчеству Бетховена, композитор не стал ни аранжировать его произведения, ни пытаться переплюнуть классика, но сочинял свою музыку с учетом стилистики как русской и западной классических школ, так и современных направлений, в том числе арт-рока и неоклассики. Получилось хотя и незамысловатое, но обаятельное произведение, звучащее, правда, в основном в фонограмме - из-за использования большого количества инструментов. Впрочем, бонусом для зрителей и слушателей является то, что во многих номерах этого спектакля сам Константин Артамонов выходит на сцену и играет вживую на рояле.

Оказалось, что «Гранатовый браслет» для композитора тоже одно из любимых произведений, поэтому с постановщиком они быстро нашли общий язык. «Труднее всего делать бессловесный спектакль из произведения, где самым важным является слово, но зато это и интереснее всего. Основным выразительным средством в балете является музыка, и в этом смысле непосредственное сотрудничество с композитором пошло только на пользу, - делится Людмила Цветкова. - Я считаю, что у нас сложился хороший тандем, где авторское понимание постановщика совпадает с видением композитора. Мы практически ни разу не поспорили, и все номера сложились».

По словам Людмилы Цветковой, первое, от чего она отталкивалась, когда делала хореографию спектакля - это возможности артистов. «Поскольку труппа почти не профессиональная, я ориентировалась прежде всего на их умения, - говорит хореограф. - Но, с другой стороны, все они выросли в театре, на его репертуаре, и в частности на моих постановках, поэтому с артистами у нас давно сложившиеся хорошие отношения».

Людмила Цветкова работает в Иркутском музыкальном театре с 1990 года, с 2002 года - главным балетмейстером. Театральная публика хорошо знает ее работы «Сотворение мира», «Серебряная нить, или Там, где заканчивается явь», «Чиполлино», «Танго ночи», «Золушка», «Ромео и Джульетта», «Пер Гюнт», «Щелкунчик», «Кармен»... Собственно, «Гранатовый браслет» стал для нее юбилейным, десятым балетом, поставленным на этой сцене. Однако хореограф в театре работает не только над собственными постановками - танцы и хореография есть во всех музыкальных спектаклях, поэтому среди работ Цветковой значатся и «Моя прекрасная леди», и «Сильва», и «Мадам Фавар», и «Целуй меня, Кэт!», и «Баядера», и «Марица», и «Хелло, Долли!», и «Белая акация», и «Евгений Онегин», и многие-многие другие.

С выбором примы на главную роль - княгини Веры, замужней женщины, в которую влюбился бедный чиновник - трудностей не возникло. Партия досталась талантливейшей Марии Стрельченко, которая совсем недавно получила звание Заслуженной артистки России (это всего пятое высокое звание, полученное балетным артистом за всю историю иркутского музыкального театра). Партию ее поклонника - безнадежно влюбленного чиновника Желткова, который и подарил ей роковой браслет - танцует Сергей Полухин. Также в спектакле заняты Наталья Гладких, Юрий Щерботкин, Татьяна Садовая, Мария Плесовских и другие, включая воспитанников детской хореографической студии театра и артистов хора.

Симпатичные, подчеркнуто небалетные костюмы создала петербургская художница Татьяна Королева. Среди деталей присутствуют шляпки и украшения (у дам), шарфы и цилиндры (у мужчин), и у всех на костюмах нашиты осенние листья. Для классического балета форма одежды, конечно, неподходящая, но для современной хореографической постановки вполне годная и выигрышная. Для пластической иллюстрации оригинального произведения в ход идет все: танцы с велосипедом, плюшевым медведем, картами, письмами и собственно гранатовым браслетом. Однако как раз благодаря тому, что в этой постановке много прямого высказывания и довольно мало балетной условности, присущей академическим постановкам, спектакль можно смотреть не заглядывая постоянно в либретто. Даже если вы не помните оригинальный текст, смысл происходящего будет понятен.

Антон КОКИН


Все новости группы