Людмила Цветкова: Балет – очищение души

Балет – один из тех видов искусства, который достойно представлен в Иркутске, и хотя в городе нет многочисленной балетной труппы и учебного заведения, которое бы готовило кадры, музыкальный театр им. Н.М. Загурского по праву гордится своими яркими и оригинальными хореографическими постановками. Ключевая роль в этом принадлежит главному балетмейстеру театра Людмиле Цветковой, которая за 13 лет работы в этой должности поставила 11 оригинальных балетов. Три из них, в том числе и балет «Милый друг» по роману Ги де Мопассана, от музыки до хореографии – авторские постановки.

Премьера спектакля сегодня, а 2 марта состоится двойной бенефис Людмилы Цветковой и примы, заслуженной артистки РФ Марии Стрельченко, для которой балетмейстер придумала в этой постановке целых три роли. О том, почему она более 35 лет предана балету, талантливый хореограф рассказала газете «Областная».

– Людмила Львовна, почему вы решили написать либретто именно к роману «Милый друг»?

– Этот роман наполнен взаимоотношениями между мужчинами и женщинами, он содержит любовную линию, которая очень важна для балета. Кроме того, Мопассан – французский автор, а Франция, как известно – родина балета. Кстати, по этому произведению пока никто не ставил балета.

– Это ваш третий авторский балет…

– И 11-й с моим либретто, а я всегда пишу его сама. Первый был «Серебряная нить, или Там, где заканчивается явь». Тогда рок-группа «Экстраверт» впервые написала музыку к балету. А теперь мы совместно с экс-клавишником этого коллектива, композитором Константином Артамоновым делаем уже вторую постановку. Первой нашей совместной работой был балет «Гранатовый браслет» по Александру Куприну, за который Костя получил губернаторскую премию. Мне нравится, когда музыка написана специально под либретто, это делает постановку более продуманной.

– Судя по всему, вы с композитором на «одной волне»?

– У него всегда получается стопроцентное попадание в материал, в его музыке одновременно есть отзвуки той эпохи, в которой происходит действие, и в то же время она современна, насыщена живыми эмоциями и динамикой.

– Что вас вдохновляет на создание балетов?

– Балет для меня – это очищение от всего негативного, и, я надеюсь, то же чувствуют и мои зрители. Поэтому в первую очередь у меня должен быть какой-то созидательный импульс, ведь любое творчество – это, прежде всего, самовыражение, а в балете я выступаю одновременно как хореограф, режиссер и автор либретто. Конечно, для меня это гораздо более серьезная задача, чем ставить номера в спектаклях, еще и потому, что, создавая балеты, я вдохновляю на творчество и своих артистов.

– Как вы пришли в хореографию?

– В пять лет я без спроса ушла из дома и направилась в клуб, где сама записалась в балетную студию. Это случилось после того, как я впервые увидела Галину Уланову в балете «Ромео и Джульетта». Потом, когда я поступила в Улан-Удэнское хореографическое училище в 15 лет, а не в 11, как положено.

– А почему так получилось?

– Когда я мне было 11 лет, в наш дворец пионеров приезжали представители Московского хореографического училища. После просмотра они предложили мне ехать в столицу, но мама меня не отпустила, ведь я у нее была одна. Но когда мне исполнилось 15 лет, я все-таки решилась – выслала свои фото в Улан-Удэнское хореографическое училище, почему-то мне казалось, что они должны произвести впечатление, и это сработало. И хотя в этот год не было набора, меня смотрела легенда бурятского балета Лариса Сахьянова. Помню, она напевала вариацию из «Жизели», а я танцевала. В итоге меня приняли. Первое время было очень тяжело физически, мышцы не справлялись, но я старательно работала и почти за год всех догнала.

– Как вы оказались в Иркутске?

– После училища я уехала домой и работала в Хабаровском театре музыкальной комедии, когда мне пришли два приглашения. Переехать в Иркутск меня агитировал мой однокашник Владимир Сумкин. Он говорил: «У вас же музкомедия, а мы преобразуемся в музыкальный театр!» В то же время балетмейстер Егоров позвал меня в Саранский театр музыкальной комедии. И я решила – откуда раньше придет приглашение, туда и поеду. Телеграмму из Иркутска принесли первой.

– Не пожалели, что выбрали Иркутск?

– Я вообще ни о чем никогда не жалею. Тем более что моя судьба в Иркутске сложилась очень хорошо, у меня прекрасная семья – муж и сын, любимый театр. О чем же еще можно мечтать? Конечно, сначала я работала балериной, танцевала сольные партии. Но, к сожалению, мне хореографы не дарили так много спектаклей, сколько я сейчас стараюсь ставить для своих ребят. Да и работая балетмейстером, я получаю гораздо большее удовольствие, чем когда сама танцевала. Кстати, я не люблю работать в одном стиле, мне нравится свободная хореография. Ведь это обогащает труппу и украшает спектакль.

– Какой первый балет вы поставили самостоятельно?

– Это было «Сотворение мира» на музыку Андрея Петрова, где Мария Стрельченко дебютировала в образе Евы. Когда композитор узнал, что в Иркутске поставили его произведение, он хотел специально для нас написать балет о декабристах, но, к сожалению, он ушел из жизни раньше, чем этим планам суждено было сбыться.

– Что вы поставите после «Милого друга»?

– У меня есть задумка создать балет «Конец Казановы» по пьесе Марины Цветаевой. Так что в новом сезоне иркутские балетоманы увидят новую постановку о страсти и любви.


Все новости группы